Ортопедическое лечение переломов нижней челюсти

Перелом нижней челюсти

Нижняя челюсть подвергается травматическому повреждению намного чаще других костей лицевой части черепа. Хотя она и относится к наиболее прочным костям, ее подвижность и выступающее положение предопределяет подверженность переломам. До 85% всех повреждений костей лица приходится на переломы нижней челюсти. В эти цифры входят как изолированные переломы нижней челюсти, так и переломы с одновременными повреждениями других костей лицевого скелета.

Специалисты прогнозируют, что число повреждений нижней челюсти будет только расти, равно как и усложнится характер таких травм. Этому способствует рост числа транспортных средств, увеличение их скоростного режима, а также сложная техническая оснащенность на производствах.

Виды и локализация переломов нижней челюсти

Неогнестрельные, чаще линейные переломы нижней челюсти происходят в области мыщелкового отростка, угла нижней челюсти, центральных резцов, клыка и подбородочного отверстия. Эти места принято называть «местами слабости».

Прямые переломы нижней челюсти возникают в месте приложения силы.

Отраженные переломы своей локализацией обязаны направлению удара и площади поражения. Например, вследствие бокового удара нередко возникает отраженный односторонний перелом шейки нижней челюсти. Максимальное напряжение в костной ткани на участке срединной линии создается из-за двустороннего сжатия нижнечелюстной кости в области моляров (шестые, седьмые и восьмые зубы).

То, как будут располагаться отломки при переломе нижней челюсти, зависит от нескольких факторов. В их числе: сила повреждающего фактора, объем травмируемого участка, а также группы мышц, прикрепленных к поверхности участка травмы.

Причины переломов нижней челюсти

Травмы нижней челюсти делятся на четыре типа:

1. Бытовые травмы, которые возникают при конфликтах в быту, выполнении работы по дому.

2. Уличные травмы, полученные при использовании транспортных средств, и уличные травмы, не связанные с повреждениями на транспорте. Это могут быть падения при ходьбе по причине гололеда, иной непогоды, или плохого самочувствия.

3. Спортивные травмы, полученные при занятиях спортом.

4. Производственные травмы, полученные на промышленном производстве в сельском хозяйстве.

Симптомы перелома нижней челюсти

При переломе нижней челюсти пациенты могут жаловаться на нарушение или ограничение подвижности нижней челюсти, боли, которые могут усиливаться при движении, откусывании или жевании, нарушение прикуса, изменение чувствительности кожи на нижней губе или подбородке, кровотечение из полости рта – характерный для разрывов слизистой оболочки симптом.

Спектр жалоб, которые предъявляет пациент, помогает врачу понять, о каком повреждении идет речь, и предположить локализацию перелома.

Диагностика переломов нижней челюсти

Диагностика основана на данных осмотра и сборе жалоб пациента.

При осмотре врач обращает внимание на состояние кожных покровов, отмечает, если ли у пациента ушибы, ссадины или раны, фиксирует наличие гиперемии, синюшности и кровоподтеков. Отмечает наличие на поврежденной стороне лица асимметрии.

При подозрении на перелом нижней челюсти врач ощупывает кончиками пальцев сначала неповрежденный участок, а затем поврежденный. Он отмечает места наибольшей болезненности, неровности, нарушение целостности, определяет амплитуду движения головки нижней челюсти в суставной впадине – для этого врач помещает кончик пальца в наружный слуховой проход. Состояние головки нижней челюсти или ее смещение врач определяет, прощупывая поверхность впереди козелка уха как в движении, так и в покое.

Нарушение целостности нижней челюсти подтверждает ряд симптомов, связанных с болью в области перелома:

Симптом отраженной боли (непрямой нагрузки), при котором боль в области перелома возникает в ответ на давление пальцами на подбородок.

Симптом шпателя провоцирует боль в месте перелома челюсти, причем как нижней, так и верхней. Для этого деревянный шпатель помещают между зубами пациента, после чего зубы смыкают, и врач делает небольшой удар по наружной части шпателя.

Возникновение боли при одновременном надавливании и сближении углов нижней челюсти может говорить о переломе подбородочного отдела.

Нарушение болевой и тактильной чувствительности кожи нижней губы и подбородка может говорить о повреждении нижнего альвеолярного нерва.

Для переломов нижней челюсти характерно изменение прикуса (смыкание зубов верхней и нижней челюстей происходит неправильно), которое зависит от характера и места перелома.

Так, при одностороннем переломе в области тела или угла нижней челюсти смыкание зубов будет происходить на малом отломке.

Для одностороннего перелома со смещением мыщелковых отростков характерно смыкание коренных зубов только на поврежденной стороне, а на неповрежденной – контакт не происходит.

При двустороннем переломе углов или тела нижней челюсти контакт возможен между молярами, при этом передние зубы сомкнуться не могут – у пациента отмечается открытый прикус.

Для перелома в центральном отделе нижней челюсти нарушение прикуса может не возникнуть. Но если имеется смещение отломков, у пациента появится наклон жевательных зубов в сторону языка (бугорковый контакт).

На изменение прикуса также может указывать смещение средней линии между центральными резцами на верхней и нижней челюстях, и несовпадение положения уздечки верхней и нижней губы.

Осмотр полости рта помогает найти разрывы слизистой оболочки альвеолярного отростка, а также обнаружить кровоизлияния в область переходной складки (нередко с обнажением кости). Пальпация позволяет определить расположение под слизистой оболочкой острых краев и подтверждает аномальную подвижность нижней челюсти. Если имеются смещенные отломки, то врач визуально фиксирует в линии перелома шейку или корень зуба.

После осмотра характер и место перелома подтверждают при помощи рентгена (снимки делают в прямой и боковой проекциях) или с помощью мультиспиральной компьютерной томографии. Ортопантомография не всегда позволяет на одном снимке увидеть все изменения, возникающие при травме нижней челюсти. Следует обратить внимание, что при переломах в области угла, если смещение отломков происходит наружу, ортопантомограмма может не показать смещение. Ее следует рассматривать как две боковые рентгенограммы, к которым необходимо дополнительно провести рентгенографию в прямой проекции.

Снимки, полученные при ортопантомографии, могут быть использованы в качестве боковых проекций, но всегда требуют дополнительного снимка в прямой проекции, полученного при помощи рентгенографии.

На рентгеновском снимке лучше отображается нарушение целостности костной ткани, наличие корня зуба в щели перелома.

После проведения визуализирующего обследования врач устанавливает окончательный диагноз и определяет план лечения пациента.

Первая помощь при переломах нижней челюсти

Может проводится как на месте происшествия, так и в машине скорой помощи. Ее могут оказывать как медицинские работники, так и не медицинские в порядке взаимопомощи.

Пострадавшему временно (на несколько часов) фиксируют поврежденную челюсть (прижимают верхнюю к нижней) при помощи повязок или иных приспособлений, чтобы получить возможность доставить его в лечебное учреждение.

Для фиксации могут быть использованы: круговая бинтовая теменно-подбородочная повязка, мягкая подбородочная праща (Померанцевой – Урбанской), шина Энтина (стандартная транспортная жесткая повязка), а также разные виды межчелюстного лигатурного связывания. При наличии у пациента черепно-мозговой травмы лигатурное связывание используют с крайней осторожностью – зафиксированные челюсти не позволяют открыть рот, и могут привести к аспирации рвотными массами или кровью.

Постоянная фиксация отломков

Зафиксировать отломки нижней челюсти можно с помощью консервативных и хирургических методов.

Постоянная фиксация может быть проведена при помощи: стальных стандартных ленточных шин (шины Васильева), назубных проволочных шин Тигерштедта, назубных зубодесневых и наддесневых шин из пластмассы, которые изготавливают в зуботехнических лабораториях (в настоящее время они используются редко).

В последние годы в некоторых клиниках стали применяться ортодонтические винты, которые вводятся через слизистую в альвеолярные отростки челюстей по 3 штуки с каждой стороны, после чего на головки винтов надевают резиновую тягу, обеспечивающую межчелюстную фиксацию. Это позволяет избежать трудоемкой процедуры двухчелюстного шинирования. С другой стороны, при введении винтов можно повредить корни зубов, кроме того, нередки ситуации, когда винт под действием резиновой тяги, становится подвижным, что приводит к неполноценной межчелюстной фиксации и удалению винта.

Читайте также:  Сильно болит зуб после лечения

Если консервативные способы лечения не дали эффекта, применяется остеосинтез – это хирургический метод, который при помощи приспособлений позволяет зафиксировать отломки и устранить их подвижность. Остеосинтез проводят, если у пациента имеются оскольчатые переломы нижней челюсти, или смещение отломков настолько выражено, что они не дают возможности провести закрытую репозицию. Также остеосинтез показан при отсутствии или недостаточном количестве зубов у пациента.

Примерно 30% пациентов с переломами нижней челюсти требуется хирургическое лечение. В настоящее время остеосинтез является одним из ведущих способов хирургической помощи, и применяется намного чаще, чем в прошлом.

Это связано как с увеличением арсенала технических средств для проведения операции (наличие физиодиспенсеров, титановых минипластин), что ведет к улучшению техники проведения хирургических вмешательств, большей предсказуемости результатов, так и с запросами пациентов, которые направлены на более комфортное течение посттравматического периода, уменьшение времени межчелюстной фиксации, а в некоторых случаях на полный отказ от нее.

Методы лечения переломов при помощи хирургических методик позволяют сопоставить и зафиксировать подвижные костные фрагменты в нормальное анатомическое положение. Это помогает сократить сроки лечения и добиться раннего восстановления функции нижней челюсти. Однако, по разным данным российских и зарубежных клиник, имеет место и отрицательный момент применения остеосинтеза – порядка 30% пациентов сталкивается с осложнениями после использования данной методики. Это связано с использованием материалов для удерживания отломков: сталь, титан и т.д. Даже самые биоинертные сплавы не являются идеальными. Находясь в костной ткани, они подвергаются коррозии и вызывают явления гальваноза, что отрицательно влияет на процессы восстановления может вызвать гнойно-воспалительные осложнения и болевые реакции.

Методы остеосинтеза

Различают прямой и непрямой метод остеосинтеза.

– внутрикостный остеосинтез с использованием спиц, стержней, штифтов и винтов,

– накостный остеосинтез с применением накостных пластин, скоб, круговых лигатур, рамок,

– внутрикостно-накостный остеосинтез на основе костных швов или их сочетания со спицами и скобами.

Непрямой остеосинтез основан на использовании различных фиксирующих устройств, как накостных (костные зажимы и клеммы), так и внутрикостных (стержни, штифты, винты и спицы).

Остеосинтез могут проводить как под местной анестезией в сочетании с нейролептанальгезией и атараланальгезией, так и под общим наркозом.

Характер доступа (внеротовой или внутриротовой) определяет врач.

Если остеосинтез проводится с использованием внеротового доступа, то в случае перелома в области угла и тела нижней челюсти врач производит разрез в поднижнечелюстной области. Если перелом произошел в области фронтального отдела – разрез будет в подподбородочной области. При переломах в области мыщелкового отростка – в позадинижнечелюстной области. В ходе операции врач обнажает костные отломки, удаляет мелкие осколки, и фиксирует крупные осколки и отломки в нормальном анатомическом положении при помощи выбранной конструкции.

Если врач использует для проведения остеосинтеза внутриротовой доступ, то он осуществляет разрез слизистой вместе с надкостницей, затем проводит сопоставление отломков и выполняет остеосинтез.

Костный или проволочный шов

В 1825 году хирург Роджерс из Дублина провел первую в мире операцию с использованием серебряной проволоки. С ее помощью он соединил отломки нижней челюсти. Позднее, в 1863 году, русский хирург Ю.К. Шимановский с успехом применил костный шов. С этого момента на протяжении многих лет костный шов успешно использовался для остеосинтеза. В качестве основного материала изначально выступала нержавеющая сталь, позже ее заменили на титан, нихром, тантал и др.

Существуют различные модификации костного шва (петлеобразный, крестообразный, восьмеркообразный, трапециевидный, двойной и проч.). Выбор зависит от характера и места перелома.

Наложение костного шва происходит по определенным правилам. Отверстия под материал важно делать в тех зонах, где исключено повреждение нижнечелюстного канала и корней зубов, и не ближе 1,0 см от линии перелома. В идеале шов должен пересекать линию перелома в середине расстояния между краем нижней челюсти и основанием альвеолярного отростка.

Металлические спицы Киршнера

Впервые данный вид спиц использовали для лечения переломов нижней челюсти в 1933 году. Внутрикостное введение данных спиц может проводится как чрезкожно (без разрезов), так и с разрезами мягких тканей.

В 1975 году В.В. Донской применил оригинальную методику, с помощью которой он вводил спицу в ветвь нижней челюсти через слизистую без разреза, далее проводил репозицию, и фиксировал ее как шину к зубам или к шине. Позднее, в 1988 году Дерябиным Е.И. и Осиповым В.Ю., и Ю.Г. Кононенко и Г.П. Рузиным в 1991 году были предложены модификации этого метода. Сегодня существует много методик, когда проволочный шов сочетается со спицами, скобами, окружающими проволочными лигатурами и т.д.

Международные стандарты

Настоящая революция в челюстно-лицевой хирургии произошла в 1958 году, когда M. Muller, M. Allgower, R. Schneider, H. Willenegger организовали международную ассоциацию по изучению внутренней фиксации (AO/ASIF – Ardeitsgemeinschaft fur Osteosynthesefragen/Association for the Study of Internal Fixation – рабочее объединение по изучению вопросов остеосинтеза/ассоциация по изучению внутренней фиксации).

Согласно постулатам AO/ASIF, методика остеосинтеза подразумевает что:

1. используемые конструкции должны быть изготовлены из биоинертных сплавов металлов;

2. отломки костей должны быть анатомически точно сопоставлены и фиксированы;

3. использование щадящей хирургической техники обеспечивает сохранение кровоснабжения костных фрагментов и окружающих мягких тканей;

4. стабильная фиксация отломков обеспечивается межфрагментарной компрессией;

5. показано раннее применение функциональной нагрузки;

6. восстановление сократительной активности мышц и движения в суставе.

Сотрудники AO/ASIF также разработали и внедрили системы металлических пластин для остеосинтеза нижней челюсти:

· динамические компрессирующие пластины (Dynamic compression plates);

· реконструктивные (блокирующие) пластины (Locking reconstruction plates);

· блокирующие (стопорные) пластины (Locking plates 2.0 mm);

· универсальные пластины (Universal fracture plates);

· нижнечелюстные пластины (Mandible (Mandible plates 2.0 mm).

Ими были разработаны динамические компрессирующие пластины (DCP), посредством которых можно было создать компрессию между отломками для их первичного сращения. Конструкция этих пластин включает овальные отверстия со скошенными стенками, что позволяет сближать отломки при затягивании винтов. Применение динамических компрессирующих пластин позволило добиться стабильной внутренней иммобилизации, снизило число случаев замедленного сращивания отломков, и избавило от необходимости дополнительной фиксации. Но их применение все же не отменяет риск появления микротрещин в области линии перелома и развитие очагов остеопороза кости в месте контакта с пластиной.

Система блокирующих (стопорных) пластин и винтов (the locking plate/screw system) с резьбовой нарезкой в области отверстия пластин и головки фиксирующих винтов была разработана, чтобы предупредить появление некроза костной ткани под пластиной. Система обеспечивает жесткую фиксацию отломков кости с помощью пластины и пластины и винтов между собой – это помогает не допустить раскручивание винтов и избежать возможного смещения отломков во время закручивания винтов в отверстии пластины. Сама пластина располагается на некотором расстоянии от поверхности кости, что профилактирует развитие лизиса.

Читайте также:  Лечение пробок на миндалинах в домашних условиях – проверенные рецепты

Зарубежные исследования не выявили существенных различий в эффективности и возможном развитии послеоперационных осложнений при остеосинтезе блокирующими пластинами с винтами и неблокирующими пластинами.

Еще одна система, разработанная экспертами АО/ASIF – это LCP (система блокируемых компрессирующих пластин с угловой стабильностью) представляет собой конструкцию из многоячеистых пластин с многочисленными отверстиями и состоит из двух частей: резьбовой для фиксации головки блокируемого винта и отверстия для создания динамической компрессии путем эксцентричного введения стандартных кортикальных или губчатых винтов.

Установка пластины предполагает наличие специальных инструментов и проводится по четко установленной технологии.

Если подгонка LCP по форме и рельефу наружной поверхности кости нижней челюсти проведена в соответствии с установленными требованиями, то это создает идеальные условия сращения отломков при остеосинтезе множественного оскольчатого перелома нижней челюсти различной локализации, при нагноении костной раны, травматическом остеомиелите, при переломе с возникновением дефекта костной ткани, переломе беззубых челюстей. Ограниченный контакт LCP с костью позволяет предупредить развитие некроза кости под пластиной.

Рекомендации

Лечение переломов нижней челюсти предусматривает длительную иммобилизацию челюстей, что становится весомой психологической проблемой для пациента. Успех лечения напрямую зависит от того, насколько сплочённо действуют и серьезно относятся к процессу и врач, и пациент.

На весь срок сращения перелома пациенту назначается диета (челюстной стол №1 и №2), пищу разрешается принимать только в сметанообразной консистенции (хорошо разваренной и пропущенной через блендер). В большинстве случаев открывание рта невозможно, т.к. у пациента установлена межчелюстная резиновая тяга. Пища подается через зонды, трубки и поильники.

С момента двухчелюстного шинирования или остеосинтеза шины оставляют в среднем на 21 – 30 дней. Если у врача возникает уверенность в благоприятном течении процесса восстановления, то возможно уменьшение сроков ношения межчелюстной резиновой тяги.

Даже после снятия шин пациент не может полноценно открывать рот в течение 1-2 недель. Для восстановления функции жевательных и мимических мышц ему назначается миогимнастика.

Ортопедическое лечение переломов нижней челюсти.

Стандартные назубные шины.

Ленточная шина В.С. Васильева (1967).

Шина из тонкой плоской металлической ленты (шириной 2,3 мм, длиной 134 мм, толщиной – 0,25-0,3 мм) с 14 зацепными крючками изготовлена при помощи специальных штампов из листовой нержавеющей стали. Шина легко изгибается в горизонтальной плоскости, но не гнется в вертикальной. Фиксируется к зубам лигатурной проволокой.

Показания к применению: при не осложненных переломах нижней челюсти при наличии устойчивых зубов, на одной или обеих челюстях, как и шина Тигерштедта, а нередко и в сочетании с ней, фиксируется лигатурной проволокой к зубам, в случае необходимости накладывается межчелюстная резиновая тяга.)

Для одночелюстного шинирования применять шину Васильева нежелательно из-за её невысокой прочности. Невозможность изгибания ленточной шины в вертикальной плоскости, приводит к травмированию слизистой оболочки в боковых отделах зубного ряда, из-за несоответствия кривой Шпее.

Стандартная пластмассовая шина по Ф.Л. Гардашникову.

Фабричная стандартная назубная шина из эластической пластмассы (пищевого полиэтилена) с отростками грибовидной формы для межчелюстного вытяжениея при помощи резиновых колец. Фиксируется на зубах проволочной лигатурой.

Показания к применению: доврачебная и квалифицированная медицинская помощь при переломах нижней челюсти, при наличии устойчивых зубов на отломках.

Индивидуальные назубные проволочные шины.

Проволочные назубные шины С.С.Тигерштедта. (1916)

Различают пять основных видов этих шин: а) гладкая шина-скоба, б) шина с распорочным изгибом, в) шина с зацепными петлями, г) шина с наклонной плоскостью, д) шина с опорной плоскостью. Для изготовления назубных шин необходимы: алюминиевая проволока диаметром 1,8-2,0 мм и длиной 12-15 см. или проволока из нержавеющей стали диаметром 1,3-1,5 мм, для фиксации шин применяется бронзово-алюминиевая лигатурная проволока диаметром 0,5-0,6 мм или полиамидная нить. Недостатком проволочных назубных шин является невозможность применения их в случае глубокого прикуса с отвесным или ретрузионным положением зубов.

Гладкая шина-скоба может быть использована для лечения переломов нижней челюсти при условии, что на большем отломке находится не менее 4, а на меньшем – не менее 2 устойчивых зубов. При этом зубы, находящиеся в щели перелома в расчет не берутся.

односторонний линейный перелом нижней челюсти, расположенный в пределах зубного ряда, без смещения или с легко вправимыми отломками в пределах фронтальной группы зубов;

переломы альвеолярной части нижней челюсти и альвеолярного отростка верхней челюсти;

переломы и вывихи зубов, когда с двух сторон на неповрежденных участках челюсти имеются устойчивые зубы;

шинирование зубов при остром одонтогенном остеомиелите и пародонтите.

для профилактики патологического перелома нижней челюсти, перед проведением операций секвестрэктомии, цистэктомии, цистотомии, резекции части челюсти и др.;

неполные переломы (трещины) нижней челюсти.

Шина с распорочным изгибом в области дефекта зубного ряда.

Односторонний перелом нижней челюсти без смещения или с легко вправимыми отломками, если щель перелома проходит через альвеолярную часть, лишенную зубов.

3.Шина с зацепными петлями.

переломы нижней челюсти за пределами зубного ряда;

переломы нижней челюсти в пределах зубного ряда при наличии на большем отломке 4-х, а меньшем – 2-х устойчивых зубов;

переломы нижней челюсти с трудно вправимыми отломками, требующими вытяжения;

двусторонние, двойные и множественные переломы нижней челюсти;

перелом верхней челюсти (с обязательным использованием подбородочной пращи);

одновременные переломы верхней челюсти и нижней челюсти (дополняется подбородочной пращей).

4. Шина с наклонной плоскостью.

при значительных дефектах нижней челюсти в результате травматического остеомиелита, огнестрельного ранения или после операций по поводу резекций. Предотвращает смещение отломка в сторону полости рта, устанавливая его в правильном артикуляционном соотношении с противоположным зубным рядом.

2)переломы в области восходящей ветви.

5. Шина с удерживающей плоскостью.

Показания к применению: на верхнюю челюсть для удержания тампонов, лоскутов мягких тканей неба при повреждениях или в послеоперационный период.

Метод Бетельмана А.И. и Фиделя М.П.

Метод представляет собой модификацию метода Тигерштедта.

На верхней челюсти укрепляют шину с зацепными петлями; на каждом отломке нижней челюсти к 1-2 зубам привязывают с помощью лигатуры резиновые кольца и надевают их на петли верхней шины. Таким образом, смещенные отломки устанавливают в правильном положении. После этого изгибают проволочную шину с зацепными петлями на весь зубной ряд нижней челюсти, снимают резинки, проводят несколько проволочных лигатур между зубами на отломках нижней челюсти, и прикрепляют готовую шину к зубам, проводя двучелюстное шинирование по методу Тигерштедта.

Шина В.А.Энтелиса (витая шина-распорка)

Показания: переломы нижней челюсти с дефектом костной ткани во фронтальном отделе.

Стальная шина 3. Н. Померанцевой-Урбанской (три варианта).

дуга, перемещающая беззубый отломок книзу при помощи пелота;

дуга, перемещающая отломок книзу при наличии устойчивых;

дуга с распоркой при наличии дефекта кости.

Шина изготавливается из стальной нержавеющей проволоки диаметром 1,3—1,5 мм. Техника изгибания такая же, как при изгибании алюминиевой проволоки. Показана в тех случаях, когда прочность алюминиевой шины недостаточна. Эта шина может быть использована не только для фиксации, но и для репонирования отломков челюсти, при этом благодаря ее прочности могут быть расширены показания к применению одночелюстной шины .

Шинирование по Г.В.Кручинскому и С.И.Суботько (1989).

Отличительная особенность данного вида шинирования состоит в использовании в челюстно-лицевой травматологии законов и правил биомеханики, которые заключаются в том, что основные траектории напряжений, по мнению авторов, проходят вдоль язычной поверхности тела нижней челюсти. Таким образом, проволочную шину рациональнее располагать на язычной поверхности зубов. Шина фиксируется лигатурной проволокой к каждому зубу затем из лигатурной проволоки, выведенной в преддверие полости рта, формируются зацепные Т-образные крючки для межчелюстного вытяжения.

Читайте также:  Импланты BOI с немедленной нагрузкой, их особенности и стоимость

Показания к применению: переломы нижней челюсти при достаточном количестве устойчивых зубов на отломках (способ особенно эффективен при переломах подбородочного отдела нижней челюсти).

Шинирование по П.И.Попудренко и А.И.Степанову.

Межчелюстное вытяжение по П.И. Попудренко осуществляется с помощью резиновых колец, на которые надеты по два S-образных крючка из стальной (нержавеющей) проволоки. Один из крючков фиксируется за гладкую проволочную верхнечелюстную шину, а другой – за такую же нижнечелюстную шину. А.И. Степанов перелагает на гладкую шину-скобу надевать специальные, заранее заготовленные плоские крючки из латуни, нержавеющей стали или дюралюминия. Они свободно перемещаются по шине и, по мере ее закрепления, устанавливаются в необходимых местах между лигатурами.

Показания к применению те же, что и для шины Тигерштедта.

Двойная шина Бадера И.Я. Способ фиксирования ее к зубам облегчен, хорошо удерживает отломки, так как она двойная – с вестибулярной стороны зубы фиксирует шина по Тигерштедту с зацепными петлями, а с оральной – проволочная лигатура.

а) вестибулярная шина Тигерштедта плотно прилегает к зубному ряду. Свободный конец ее изогнут в виде петли, через которую проведена лигатура, оба конца ее размещены с язычной стороны зубов, их выводят в промежуток между клыком и боковым резцом.

б) шина фиксирована прямой узловой вязью.

Шинирование по методу А.П.Вихрова и М.А.Слепченко

Оно состоит в том, что бронзово-алюминиевая лигатура фиксируется на зубном ряду при помощи полиамидной нити с язычной стороны, и сама, в свою очередь, фиксирует с вестибулярной стороны алюминиевую шину (гладкую или с зацепными петлями).

Шинирование по методу П.З.Аржанцева.

Состоит в том, что гладкие назубные проволочные шины скрепляют полиамидной нитью, таким образом исключается необходимость в зацепных крючках или петлях.

Ортопедическое лечение переломов нижней челюсти

Ортопедическое лечение переломов челюстей проводится различно в зависимости от следующих условий:
1) от локализации перелома: а) на верхней, нижней или на обеих челюстях, б) на теле, альвеолярном отростке челюстей или на ветви нижней челюсти, в) в пределах или вне зубного ряда;
2) от наличия или отсутствия зубов на отломках;
3) от наличия или отсутствия дефектов костной ткани;
4) от количества отломков;
5) от тяжести перелома, от осложнений, сопутствующих перелому.

Таким образом, при выборе ортопедического аппарата необходим учет всех указанных условий. Может быть применен одночелюстной или двучелюстной, съемный или несъемный, временный или стационарный, внутриротовой, внеротовой или комбинированный аппарат. Среди перечисленных условий есть одно, от которого зависит не только применение той или другой конструкции аппарата, но и характер ортопедического вмешательства, а именно достаточно ли одной иммобилизации отломков или необходимо сначала вправить отломки, а потом их иммобилизовать, т. е. нужен только фиксирующий или нужен вначале репонирующий, а потом фиксирующий аппарат. Этим условием является отсутствие или наличие смещения, а при смещении следует различать два его вида: нестойкое или стойкое.

При отсутствии смещения лечение сводится к иммобилизации отломков и удержанию их в анатомически правильном положении. При наличии нестойкого смещения нужно сначала репонировать отломки, т. е. установить их в правильную окклюзию с зубным рядом противоположной стороны, а затем фиксировать.

Репозиция в этих случаях производится ручным способом и отломки устанавливаются в правильном положении одномоментно. Следовательно, репозиция и иммобилизация в этих случаях производятся одновременно.

При запущенных переломах, т. е. если с момента перелома прошло больше 10—14 дней и на смещение отломков действует не только сократительная способность, но и эластическая ретракция мускулатуры, смещение становится стойким и, как сказано выше, часто наблюдается картина миогенной контрактуры; при этом репозиция отломков ручным способом невозможна и приходится прибегать к вправляющим аппаратам. В таких случаях к иммобилизации отломков приступают лишь после произведенной репозиции отломков.

В случаях переломов челюсти без смещения или с нестойким смещением отломков, репонированных одномоментно ручным способом, ортопедическое лечение сводится к иммобилизации отломков. Для этой цели применяются фиксирующие аппараты. Последние делятся на две группы: на внелабораторные и лабораторные шины. Каждая группа шин делится в свою очередь на несъемные и съемные.

К внелабораторным несъемным шинам относятся лигатурные повязки и проволочные шины. Для лигатурной повязки применяется бронзо-алюминиевая проволока толщиной 0,5 мм или медная звонковая без обмотки. Звонковая проволока менее удобна, чем бронзо-алюминиевая, так как она толще (ее диаметр 0,75 мм) и с трудом проходит через межзубные промежутки. В тех случаях, когда межзубный промежуток широкий, лучше применять проволоку диаметром 0,6—0,7 мм, так как такой толщины лигатура прочнее.

Для наложения повязок берут кусок проволоки, прокаливают на огне и протирают его ватой со спиртом. Проволока обладает вязкостью и мягкостью, гнется подобно нитке, не ломаясь. Повязка из проволочной лигатуры применяется для связывания зубов, расположенных на одной челюсти, и для межчелюстной фиксации отломков. Предпочтение этому способу фиксации отломков перед другими отдают в тех случаях, когда у больного повреждена слизистая оболочка, имеется отечность и большая болезненность травмированных тканей и когда нет возможности по тем или другим причинам применять другой метод фиксации. Разумеется, что необходимым условием для применения лигатурного скрепления является наличие функционально-полноценных антагонирующих зубов на обеих челюстях.

При срединном переломе накладывают две повязки в области боковых зубов, справа и слева. При двустороннем переломе накладывают еще повязку в области фронтальных зубов для иммобилизации среднего отломка.

Для связывания челюстей используются премоляры, моляры, а иногда и резцы. Зубы, стоящие на линии перелома, а также подвижные зубы не могут быть использованы для лигатурного скрепления. Необходимым условием является охват повязкой одноименных зубов.

Повязки накладывают следующим образом: кусочек мягкой лигатурной проволоки длиной 12—15 см складывают вдвое в виде шпильки. На изгибе шпильки проволоку скручивают так, чтобы образовалась небольшая петелька. Оба свободных конца лигатурной проволоки при помощи пинцета вводят одновременно с вестибулярной стороны в один из межзубных промежутков. Концы проволоки разводят с лингвальной стороны в разных направлениях, сгибают ими шейки соседних зубов и проводят кнаружи в вестибулярную сторону. Дистальный конец выведенной наружу проволоки продевают через петельку для устойчивости повязки и для предотвращения проскальзывания петельки в глубь межзубного промежутка.

Оба конца лигатурной проволоки скручивают вместе по ходу часовой стрелки. Концы срезают так, чтобы нх длина не превышала 3—4 мм, и подгибают с таким расчетом, чтобы они не ранили слизистую оболочку губ и щек. После того как повязки наложены на обе челюсти справа и слева, отломки устанавливают руками в правильное положение. Больного просят сомкнуть зубы для придания челюстям нормального соотношения. Затем проводят небольшой кусок лигатурной проволоки через обе петельки каждой стороны верхней и нижней челюстей, концы ее также скручивают, излишек срезают, оставшийся скрученный кусочек подгибают. Таков метод наложения лигатурных повязок по Айви.

Читайте также:  Тетрациклиновые зубы — как вернуть здоровый цвет зубам?

Существует еще следующий способ связывания верхней и нижней повязок. Излишки концов верхней и нижней повязок не срезают, а скручивают вместе и таким образом связывают нижнюю челюсть с верхней.

А. А. Лимберг предлагает другой способ лигатурного связывания челюстей. По его способу связывают не два зуба, а охватывают лигатурой по одному зубу. Куски проволоки длиной 5—6 см изгибают в виде шпилек и проводят вокруг шеек отдельных зубов таким образом, чтобы один конец проволоки проходил с мезиальной, а другой — с дистальной стороны каждого зуба. То же самое проделывают с одноименными зубами противоположной челюсти. Затем накладывают лигатуры на другой стороне нижней и верхней челюстей. Концы лигатур, наложенных на каждый зуб верхней и нижней челюстей, скручивают по ходу часовой стрелки, а затем скручивают попарно завитки нижних лигатур с завитками зерхних, обрезают и инструментом подгибают так, чтобы они не ранили слизитую оболочку губ и щек.

Концы должны быть так скручены, чтобы верхние и нижние зубы были плотно сомкнуты. Кормление жидкой ищей производится через промежутки между зубами, если таковые имеются, или через щели за зубами мудрости. Существуют еще другие методы лигатурного связывания челюстей: Гейкина, Вильга, Тигерштедта. Лигатурное связывание зубов является временным лечебным мероприятием и применяется весьма ограниченно, так как этот способ фиксации отломков нижней челюсти влечет за собой расшатывание зубов. Пользование этим способом показано главным образом при обширных разрушениях подбородочной области для связывания боковых отломков, на которых имеются устойчивые жевательные зубы. Срок действия лигатурной повязки не должен превышать 3—5 дней. При лигатурном связывании зубов с целью межчелюстной фиксации необходимо применение стандартной подбородочной повязки.

Лигатурные повязки еще применяются при расшатывании зубов. В этих случаях можно пользоваться непрерывной вязью, так называемой восьмеркой, описанной еще Гиппократом. В этих случаях лигатурная повязка только связывает зубы, но не отражается вредно на их устойчивости, как это наблюдается при межчелюстной фиксации, поэтому ею можно пользоваться более продолжительный промежуток времени.

Ортопедическое лечение переломов нижней челюсти

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук
Работа выполнена в Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования
Научный консультант: чл.-кор. РАМН, з.д.н. РФ, д.м.н. профессор Владимир Александрович Козлов

Официальные оппоненты:
доктор медицинских наук профессор Юрий Андреевич Федоров
доктор медицинских наук Алла Александровна Лимберг
доктор медицинских наук профессор Андрей Константинович Иорданишвили

Ведущее учреждение:
Санкт-Петербургский Государственный медицинский университет им. акад. И.П.Павлова

Защита состоится 18 декабря 2001 года в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 208.089.03 в Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования по адресу: 193015, Санкт-Петербург, ул.Кирочная, дом 41.
С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке академии по адресу: Санкт-Петербург, Заневский проспект, дом 1 82.
Автореферат разослан в 2001 г.
Ученый секретарь диссертационного совета доктор медицинских наук профессор В.А.Дрожжина

Актуальность исследования.

Одной из весьма типичных травм челюстно-лицевой области является перелом нижней челюсти в области ветви и мыщелкового отростка. Проблемы, связанные с диагностикой и лечением переломов именно мыщелкового отростка, участвующего в образовании височно-челюстного сустава, признаются весьма сложными и важными задачами, требующими дальнейшего изучения и совершенствования хирургами стоматологами и челюстно-лицевыми хирургами [О.Е.Бабицкая, 1953; М.М.Соловьев, 1964; В.А.Козлов, 1975; Р.К.Камалов, 1988; Bottcher M., Schonberger a., Summning W., 1988; Ellis E. (III), Dean J., 1993]. Узловым вопросом проблемы является определение показаний к выбору способа лечения перелома, что основывается на необходимости достижения основной конечной цели: восстановление утраченной функции поврежденной нижней челюсти и ее анатомической формы. В исследованиях различных авторов в России и за рубежом на протяжении последних трех десятилетий интенсивно проводится изучение и совершенствование методов лечения данной патологии. Статистические данные свидетельствуют, что различные переломы мыщелкового отростка наблюдаются у 25-41% пациентов с переломами нижней челюсти [А.Е.Ким, 1981; Б.Д.Кабаков, В.А.Малышев, 1981; Altman I., Gundlach K, 1992; Hill I., 1982; Ellis E. (III), Dean J., 1993; Stoll P., Wachter R., Schlotthauer U., 1996]. Абсолютное количество больных с травмой при этом из года в год возрастает, в основном, в связи с развитием технического прогресса за счет увеличения частоты и тяжести транспортной и сохраняющейся бытовой травмы.
К числу требующих решения или совершенствования проблем относятся: диагностика переломов ветви нижней челюсти во всех ее отделах и возможных повреждений височно-челюстного сустава, основания черепа и близлежащих мягкотканых органов; определение показаний к тому или иному методу лечения переломов ветви нижней челюсти у каждого конкретного больного в зависимости от целого ряда особенностей полученного повреждения и возникших анатомо-функциональных нарушений; совершенствование оперативной техники остеосинтеза и создание более надежных скрепителей для фиксации отломков. Существующие два основных вида лечения таких переломов – ортопедический и хирургический, применяются как изолированно, так и в различных комбинациях. Однако, ортопедические методы лечения далеко не всегда позволяют достичь правильного сопоставления и сращения отломков, а это, в свою очередь, ведет к изменениям анатомической формы кости нижней челюсти и стойкому нарушению прикуса, которые в дальнейшем могут негативно влиять на функцию поврежденных и неповрежденных височно-челюстных суставов [ О.Е.Бабицкая, 1959; А.А.Лимберг, 1959; Hill C.M., Crosher M.J., 1984; Stoll P., Wachter R., Schlotthauer U., 1996].

Имеющиеся в литературе рекомендации по ортопедическому лечению подчас весьма противоречивы. Так, в некоторых руководствах рекомендуется весьма непродолжительное по времени (3-5 суток) межчелюстное вытяжение при переломах мыщелкового отростка со смещением отломков и при переломо-вывихах. В то же время, клинический опыт свидетельствует, что этот вариант лечения практически не устраняет анатомических нарушений даже при переломе с “захождением” отломков и дает лишь относительно хороший непосредственный эффект лечения. В последующие годы у части больных развиваются дисфункции височно-челюстного сустава и на неповрежденной стороне. Подобные наблюдения явились основанием для рекомендаций выбора оперативного метода лечения лишь после неэффективного ортопедического лечения в продолжении до двух недель. Критерием неэффективности являются неустраненные нарушения прикуса, боли, укорочение ветви челюсти и снижение “суставной высоты” [М.М.Соловьев, 1964]. Основным недостатком такой тактики на современном этапе развития челюстно-лицевой хирургии является существенная потеря времени и длительное (до 2-х недель) отсутствие полноценной иммобилизации отломков. До сих пор спорными остаются оптимальные сроки проведения операции остеосинтеза или реплантации мыщелкового отростка при переломо-вывихах и смещении малого фрагмента под основание черепа [С.В.Чеботарев, 1999; Hartel J., Janens S., 1994; Pecheur A., Reychler H., 1993 ].

Лишь в единичных публикациях встречается информация о возможном сочетании переломов ветви нижней челюсти в области мыщелкового отростка и одновременного повреждения области сустава, основания черепа, наружного слухового прохода и стенок канала внутренней сонной артерии, не исключая и возможного ее повреждения в той или иной форме, что значительно утяжеляет прогноз и осложняет лечение [Ihalainen U., Tasanen A., 1983; Long X., Hu Ch., Zhao J., Zhang G., 1997; Tornes K., Lind O., 1995].

Не решены вопросы пластики височно-челюстных суставов при внутрисуставных переломах. Эта группа больных по данным различных авторов составляет от 3,3% до 3,67% [В.А.Малышев, 1973; Н.А.Плотников, 1979; Schule H., Daake G., 1983]. Данный вид повреждений является наиболее сложным с точки зрения диагностики, а хирургическое лечение больных этой группы является наиболее трудным.

Читайте также:  Отбеливание зубов с помощью перекиси водорода

Исследования по применению аллогенной кости в восстановительной хирургии в последующие годы получили различные направления. В работах В.И.Савельева (1982) предлагается использовать ортотопические аллотрансплантаты из деминерализованной кости. Вследствие специальной обработки этих трансплантатов они приобретают свойства остеоиндукции при пересадке их в хорошо кровоснабжаемые ткани. При определенных показаниях подобные аллогенные трансплантаты из деминерализованной кости могут быть использованы и для реконструкции ветви нижней челюсти при различных ее заболеваниях и травмах.

При переломах ветви нижней челюсти в области мыщелкового отростка с вывихом его головки используют приемы остеосинтеза с помощью различных скрепителей [A.Е.Ким, 1981; Е.Ш.Магарилл, 1966; В.А.Малышев, 1973 и др.]. По нашему мнению, положительные решения могут быть достигнуты при компиляции наиболее ценных свойств различных конструкций, предложенных ранее.

Весьма серьезные последствия сопряжены с осложнениями, встречающимися при переломах ветви нижней челюсти в области мыщелкового отростка. Так, по данным Мarker P. (1992), и по нашим собственным клиническим наблюдениям, при высоких переломах мыщелкового отростка возможно повреждение костных стенок наружного слухового прохода, суставной впадины, и даже сквозные разрушения костей основания черепа вблизи суставной впадины с проникновением отломков мыщелкового отростка в полость черепа. Такие повреждения могут сопровождаться нарушениями кровообращения в полости черепа со всеми вытекающими последствиями [Nordgaard J.O., 1976; Seymore R.L., 1977]. В литературе имеются немногочисленные публикации [Goldwasser M.S., Lorson E., Tacker D. Dolan K., 1978] о нарушениях кровообращения в бассейнах общей сонной и внутренней сонной артерий при переломах ветви нижней челюсти. Эти сведения заслуживают пристального внимания, так как значительная часть наблюдавшихся пациентов этой группы погибала от развившихся церебральных осложнений. Есть все основания полагать, что группа этих пациентов значительно больше предполагаемой и гемодинамические нарушения в области сонных артерий при переломах ветви нижней челюсти встречаются гораздо чаще, чем это регистрируется, т.к. выявление их представляет значительные трудности [Tornes K., Lind O., 1995]. Разработка методов экспресс-диагностики состояния кровообращения в сосудах головного мозга и сонных артериях при травме ветви нижней челюсти представляется нам также достаточно важной задачей.

К числу осложнений при переломах в области ветви нижней челюсти следует отнести и сопутствующую закрытую травму околоушной слюнной железы [Е.Е.Бабицкая, 1953; И.Ф.Ромачева, Л.А.Юдин, В.В.Афанасьев, А.Н.Морозов, 1987]. Нарушение нормальной саливации при тупой закрытой травме железы требует определенной коррекции, направленной на профилактику острых или хронических форм паротита.

Цель исследования :
  • определение показаний к выбору способа лечения больных с переломами ветви и мыщелкового отростка нижней челюсти,
  • усовершенствование известных и разработка новых методов ортопедического и оперативного закрепления отломков,
  • разработка методов диагностики сопутствующих нарушений кровообращения в системе внутренней сонной артерии и профилактики возможных осложнений.
Задачи исследования
  1. Выяснить роль физиологических методов (электромиография, допплерография) в комплексе обследования пострадавших при оценке тяжести их повреждения и состояния для определения прогноза возможных осложнений и исхода травмы и, в этой зависимости, выбора метода лечения.
  2. Создать промышленный образец нового вида скрепителя с «памятью формы» с целью усовершенствования существующих методов остеосинтеза и реплантации головки нижней челюсти при переломах мыщелкового отростка.
  3. Усовершенствовать известные методы ортопедического лечения переломов мыщелкового отростка, имея целью восстановление анатомической формы поврежденной кости и функции сустава.
  4. Изучить отдаленные результаты и дать оценку эффективности операций кондилэктомии, реплантации и вправления головки нижней челюсти при ее переломе и вывихе.
  5. Изучить особенности морфологической перестройки деминерализованного ортотопического костного трансплантата при замещении концевого дефекта нижней челюсти в эксперименте.
  6. Определить оптимальные условия для пересадки деминерализованного ортотопического костного трансплантата и отработать ее методику в эксперименте.
  7. Изучить возможность и определить эффективность использования деминерализованного костного ортотопического трансплантата мыщелкового отростка нижней челюсти в условиях клиники.
  8. С помощью ультразвуковой допплерографии разработать метод экспресс-диагностики и изучить возможные варианты нарушения кровообращения в бассейне внутренней сонной артерии при осложненных переломах мыщелкового отростка и дать им оценку.
  9. Разработать методы профилактики развития и лечения застойных явлений и воспалительных процессов околоушных слюнных желез при переломах и хирургических вмешательствах в области ветви нижней челюсти.
Научная новизна работы определяется следующим:
  1. Впервые представлены экспериментально и клинически обоснованные рекомендации по выбору метода лечения переломов ветви и мыщелкового отростка нижней челюсти.
  2. Дана клиническая оценка известным методам лечения переломов мыщелкового отростка и предложены усовершенствованные способы ортопедического закрепления отломков. Для остеосинтеза мыщелкового отростка разработан оригинальный скрепитель, на который получен Патент РФ.
  3. В условиях эксперимента доказана целесообразность применения костных аллогенных трансплантатов и их индуктивные остеогенные свойства при замещении посттравматических изъянов ветви нижней челюсти.
  4. Определена оптимальная степень деминерализации костных фрагментов нижней челюсти, предназначенных для реконструктивных операций в области мыщелкового отростка.
  5. Разработан эффективный метод вакуумного дренирования протоковой системы околоушной слюнной железы при травме мягких тканей бокового отдела лица и околоушно-жевательной области, сопутствующей переломам ветви нижней челюсти, на который получено Авторское свидетельство.
  6. Определена диагностическая ценность метода допплерографии при возможных нарушениях кровообращения в бассейне внутренней сонной артерии при переломах мыщелкового отростка нижней челюсти.
  7. Уточнена классификация переломов мыщелкового отростка нижней челюсти.
Практическая ценность работы
  1. Разработан алгоритм выбора метода лечения переломов в области ветви нижней челюсти, обеспечивающий максимально возможное восстановление функции и анатомической формы поврежденной кости и височно-челюстного сустава с учетом различных индивидуальных особенностей.
  2. Значительно усовершенствована методика ортопедического лечения переломов в области мыщелкового отростка, практически позволяющая отказаться от оперативного закрепления отломков, неосложненных вывихом головки нижней челюсти.
  3. Предложена методика оперативного лечения переломов мыщелкового отростка с использованием оригинального скрепителя из никелида-титана, гарантирующая надежное закрепление отломков кости и облегчающая техническое выполнение операции.
  4. Показана нецелесообразность операции кондилэктомии, которая не может рассматриваться в качестве метода выбора при лечении переломов мыщелкового отростка с вывихом из суставной впадины.
  5. Предложен метод реконструкции мыщелкового отростка нижней челюсти с использованием поверхностно-деминерализованных ортотопических остеотрансплантатов, обеспечивающий возможность восстановления функции височно-челюстного сустава.
  6. Предложен метод экспресс диагностики нарушений кровообращения в бассейне внутренней сонной артерии при переломах мыщелкового отростка нижней челюсти.
Положения, выносимые на защиту:
  1. При свежих переломах ветви нижней челюсти в области основания мыщелкового отростка, не осложненных вывихом головки, восстановление функции поврежденного органа, как правило, может быть достигнуто ортопедическим методом лечения без применения оперативных вмешательств.
  2. Оперативное закрепление отломков мыщелкового отростка нижней челюсти показано при застарелых переломах с несросшимися отломками, при неправильно сросшихся переломах, сопровождающихся нарушениями функции поврежденного органа, в случаях вывиха головки нижней челюсти из суставной впадины и у пострадавших, имеющих аномалии развития челюстей или патологию зубных рядов, препятствующую проведению ортопедического лечения.
  3. При переломах мыщелкового отростка нижней челюсти с вывихом головки в латеральной крыловидной мышце через 72 часа после травмы возникает состояние судорожного спазма, препятствующее вправлению отломков во время попытки остеосинтеза. У абсолютного большинства больных единственно возможным методом лечения становится операция реплантации головки.
  4. Операция кондилэктомии не может оцениваться как метод выбора. Удаленная головка нижней челюсти должна быть реплантирована, а при невозможности осуществления этой операции, замещена ортотопическим аллотрансплантатом или произведена иная артропластическая операция.
  5. Устройство для остеосинтеза из никелида-титана, обеспечивающее фиксацию отломков за счет комбинированного использования эффекта «памяти формы» и шурупов, минимизирует травматичность операции, создает оптимальные условия для проведения ее в кратчайшие сроки и надежного закрепления отломков на срок, необходимый для формирования полноценной костной мозоли.
Читайте также:  Инструкция по применению Ультракаина в стоматологии для взрослых и детей
Реализация и внедрение результатов исследований

Разработанные методы лечения пациентов с переломами нижней челюсти в области ветви, в том числе мыщелкового отростка, внедрены в клиническую практику отделений челюстно-лицевой хирургии и хирургической стоматологии Городской больницы №15 и больницы №19 им. Раухфуса г. Санкт-Петербурга, Республиканской больницы Чувашской Республики, стоматологической поликлиники №5 г.Санкт-Петербурга.

Результаты работы используются в научных исследованиях и педагогической деятельности на кафедре челюстно-лицевой хирургии с курсом ортодонтии и протезирования МАПО.

Апробация работы

Основные материалы диссертации доложены и обсуждены на следующих конференциях и научных заседаниях:

  1. 17-й Международный конгресс ассоциации челюстно-лицевых хирургов, 24-26 июня 1992 г., Санкт-Петербург, Россия.
  2. Конференция челюстно-лицевых хирургов Университета города Даллас, 2 сентября 1992 г., штат Техас, США.
  3. 1-я Международная конференция челюстно-лицевых хирургов , 23-24 июня 1994 г., Санкт-Петербург, Россия.
  4. Заседание общества челюстно-лицевых хирургов Университета города Тюбинген, 20 ноября 1994 г., ФРГ.
  5. 3-й Национальный конгресс коллегии доцентов -стоматологов, 28-30 марта 1996 г., Рим, Италия.
  6. 2-я Международная конференция челюстно-лицевых хирургов, 20-21 июня 1996 г., Санкт-Петербург, Россия.
  7. Конференция челюстно-лицевых хирургов стран Черного моря, 26-28 сентября 1997г., Тбилиси, Грузия.
  8. 3-я Международная конференция челюстно-лицевых хирургов и стоматологов, 23-24 июня 1998 г., Санкт-Петербург, Россия.
  9. 5-я Международная конференция челюстно-лицевых хирургов и стоматологов, 30 мая – 1 июня 2000 г., Санкт Петербург, Россия.
  10. Заседание секции хирургической стоматологии Научного общества стоматологов Санкт-Петербурга 24 октября 2000 г.

Проведено 6 клинических демонстраций на заседаниях секции хирургической стоматологии Научного общества стоматологов Санкт-Петербурга.

Опубликовано 26 научных работ по теме диссертационного исследования.

Из них:

  • 3 учебно-методических пособия,
  • 1 – руководство-атлас,
  • 20 – статей в журналах и сборниках научных работ,
  • 1 – авторское свидетельство на изобретение,
  • 1 – патент РФ на изобретение.

Ортопедическое лечение переломов нижней челюсти

Актуальность проблемы лечения переломов челюстей обусловлена неуклонным ростом количества повреждений костей лица, утяжелением характера травмы, и все еще не снижающимся количеством посттравматических осложнений, нередко приводящих пострадавших к инвалидности, что представляет собой значительную медико-социальную проблему. Среди повреждений костей лица чаще других встречаются переломы нижней челюсти, от 75 до 92%, причем, наиболее часто – от 57 до 65% случаев линия перелома локализуется в области ее угла, что обусловлено характером травмы и анатомо-топографическими особенностями строения челюстей. В большинстве случаев (в 62-75%) репозиция и фиксация отломков осуществляется с помощью назубных проволочных шин с межчелюстной резиновой тягой.

Лечение переломов верхней челюсти

Существует консервативный и хирургический метод лечения переломов верхнечелюстной кости.

К консервативному (или ортопедическому) методу относится изготовление назубных металлических шин на верхнюю и нижнюю челюсть, которые соединяются резиновой тягой. Эти шины, в свою очередь, фиксируются к гипсовой головной шапочке специальными стержнями. Некоторые авторы предлагают фиксировать шины к другим костям лицевого скелета, которые не повреждены.

К хирургическому методу относится использование различных металлических приспособлений, которые внедряются в костные отломки (например, спицы Киршнера, костный шов, мини-пластины и др.). Эти приспособления прочно фиксируют фрагменты, что создает благоприятные условия для образования костной мозоли.

Перелом нижней челюсти.

Перелом нижней челюсти – достаточно часто встречаемая патология в хирургической стоматологической практике.

По типу переломы челюсти подразделяются на:

1.Травматические, которые развивается в результате действия травмирующего фактора

2.Патологические, развивающиеся вслед­ствие истончения кости (при хроническом остеомиелите, кистах или злокачественных образованиях)

Лечение нижнечелюстных переломов

Лечение данной патологии начинают с репозиции отломков и решения судьбы зуба, оказавшегося в щели перелома. Удаляют такие зубы, если:

1.Они мешают правильному сопоставлению отломков

2.Они полностью вывихнуты

3.Они сломаны на уровне корня

4.Присутствует воспалительный процесс на верхушках корней

5.Присутствуют симптомы пародонтита среднетяжелой или тяжелой степени

Следующим этапом является обработка и сшивание раны (лунку ушивают наглухо).

Третий шаг – создание оптимальных условий для сращения костных фрагментов нижней челюсти путем постоянной иммобилизации, которая включает консервативный и оперативный методы.

К консервативному методу относится наложение назубных шин из металлической проволоки, самая популярная из которых – шина Тигерштедта, которую накладывают на 3-6 недель.

Рисунок 2.

Оперативный (или хирургический) метод используется в тех случаях, когда у пациента с переломом мало своих зубов или они подвижны (в результате пародонтоза), когда не удается провести качественную репозицию отломков. Суть данного метода заключается в применении особых металлических приспособлений (например, костный шов, спицы, пластины), которые вживляются в кость и соединяют отломки между собой.

Стоит отметить, что пациенту с переломом нижней челюсти показана также медикаментозная терапия:

  1. Антибиотики – с целью предупреждения развития воспалительного процесса
  2. В первые дни – гипосенсибилизирующие и обезболивающие препараты
  3. Обработка полости рта растворам антисептиков
  4. Препараты для поддержания иммунитета

Также пациенту необходимо поддерживать гигиену полости рта на должном уровне. С первых же дней больному можно назначить физиотерапевтические процедуры. В норме (при правильном сопоставлении отломков и отсутствии воспалительных явлений) фрагменты челюсти срастаются через 1,5-2 месяца.

Использование натяжных проволочных конструкций для иммобилизации отломков при переломах нижней и верхней челюстей

Г. А. Хацкевич
д. м. н., профессор, завкафедрой стоматологии детского возраста с курсом челюстно-лицевой хирургии СПбГМУ им. акад. И. П. Павлова (Санкт-Петербург)

В. Г. Аветикян
к. м. н., доцент кафедры стоматологии детского возраста с курсом челюстно-лицевой хирургии СПбГМУ им. акад. И. П. Павлова (Санкт-Петербург)

И. Г. Трофимов
к. м. н., доцент кафедры стоматологии детского возраста с курсом челюстно-лицевой хирургии СПбГМУ им. акад. И. П. Павлова (Санкт-Петербург)

За последние годы и десятилетия неуклонно возрастает количество травматических повреждений, в том числе и челюстно-лицевых. Если в 1960-х годах частота травм костей лицевого скелета составляла 0,3 на 1000 человек населения, то к середине 1970-х этот показатель повысился до 0,4—0,5. Больные с переломами костей лица составляют 20—30 % от общего числа стоматологических стационарных больных. Аналогичную тенденцию отмечает и Ю. Галмош, констатируя постепенное повышение числа госпитализируемых по поводу повреждений челюстно-лицевой области в клинику братиславского университета в период с 1950 по 1970 г.

От общего числа пострадавших с травмой челюстно-лицевой области изолированные повреждения мягких тканей составляют 9,9—13,5 %, в то время как переломы костей лицевого скелета — от 86,5 до 88,2 %. Среди переломов костей лицевого скелета наиболее часто встречаются переломы нижней челюсти, как изолированные, так и с повреждением других костей лица. По данным Б. Д. Кабакова и В. А. Малышева, у 75,5 % пострадавших были диагностированы переломы нижней челюсти, а переломы верхней — у 5,2 % от общего числа. Приблизительно такое же соотношение переломов костей лицевого скелета констатирует и Т. М. Лурье. По ее данным в это время на долю переломов нижней челюсти приходится около 70 %, на долю повреждений верхней челюсти — 7 %, на долю переломов скуловых костей и костей носа — по 10 % соответственно.

Говоря о возрастном составе пострадавших с переломами челюстей, следует отметить, что в большинстве случаев (70 %) их возраст составляет 20—40 лет. Кроме того, следует подчеркнуть, что продолжает нарастать удельный вес переломов (особенно нижней челюсти) у наиболее трудоспособной части мужского населения. Омоложение контингента больных с переломами челюстей становится еще одной проблемой практической медицины.

Читайте также:  Лечение пародонтита народными рецептами
Материал и методы исследований

По нашим наблюдениям, травматические повреждения костей лицевого скелета имеют большой удельный вес в числе пациентов челюстно-лицевых стационаров. Это подтверждается данными годовых отчетов отделения ЧЛХ городской многопрофильной больницы № 2. Так, за период с 2000 по 2012 г. процент пациентов с травмой челюстно-лицевой области колебался в среднем между 20 и 25 %. При этом доля пациентов с переломами верхней и особенно нижней челюсти составляла около 80 %.

Приведенные цифры свидетельствуют, что проблема лечения больных с травматическими повреждениями челюстей была и остается актуальной как в течение второй половины двадцатого столетия, так и в начале ХХI века. При этом удельный вес переломов челюстей (70—80 % от общего числа пострадавших), по данным различных авторов, оставался неизменным.

За период с 2000-го по 2012 год процент пациентов с травмой челюстно-лицевой области колебался в среднем между 20 и 25%. При этом доля пациентов с переломами верхней и особенно нижней челюсти составляла около 80%

Применяемая в настоящее время для лечения переломов челюстей методика двучелюстного шинирования имеет наряду с большим количеством достоинств ряд недостатков, самыми существенными из которых являются негативное воздействие на пародонт и значительное снижение уровня гигиены полости рта в период фиксации прикуса. При этом двучелюстное шинирование необходимо далеко не во всех случаях переломов верхней и нижней челюсти. Эти обстоятельства подтолкнули нас к поиску альтернативных методов фиксации отломков челюстей, которые не производили бы такого отрицательного эффекта и обеспечивали адекватную иммобилизацию, позволяя в некоторых ситуациях не прибегать к шинированию. Предлагаемый способ лечения (получен патент на изобретение РФ № 2269318, разработка 2007 года) сможет заменить шины в случаях переломов без значительного смещения фрагментов челюстей, а также при остеосинтезе (как вспомогательный метод).

За время проведения исследований в период с 2001 по 2005 гг. с использованием обвивных трансмаксиллярных швов по поводу переломов нижней челюсти было прооперировано 139 пациентов. Из них мужчины составили 97 (69,78 %) человек, женщины — 42 (30,22 %). Большинство больных было в возрасте от 20 до 50 лет — 113 (81,3 %) человек. Старше 50 лет оказались 9 (6,5 %) пострадавших; младше 20 лет — 17 (12,2 %) обратившихся за помощью.

В исследуемую группу вошли больные с одиночными, двойными и двусторонними переломами нижней челюсти. Группу сравнения составили пациенты с повреждениями нижней челюсти, которым выполнялось двучелюстное шинирование как самостоятельный способ фиксации отломков. Эта группа насчитывала 42 человека. Из них 31 (73,81 %) — мужчины, 11 (26,19 %) — женщины. Возраст большинства пациентов оказался в пределах от 20 до 50 лет: 29 (69,1 %) человек. Моложе 20 лет были 7 пациентов (16,6 %). Старше 50 лет — 6 пострадавших (14,3 %).

Параллельно проводилась разработка методов иммобилизации отломков у пациентов с переломами верхней челюсти. За время исследования такие вмешательства выполнены у 22 человек. Из них 16 (72,72 %) — мужчины, 6 (27,28 %) — женщины. Распределение по возрасту выглядело следующим образом: большинство пациентов входило в возрастную группу от 20 до 50 лет, ее численность составила 13 человек (59,09 %). Шестеро были старше 50 лет (27,28 %), а трое моложе 20 лет (13,63 %). 8 человек обратились за помощью по поводу переломов верхней челюсти по нижнему типу (36,36 %). 10 больных было прооперировано по поводу переломов верхней челюсти по среднему типу (45,45 %). Четверо пострадавших было госпитализировано по поводу переломов верхней челюсти по верхнему типу (18,19 %). 20 пациентов составили группу сравнения.

Методика двучелюстного шинирования имеет ряд недостатков и ее необходимо использовать далеко не во всех случаях переломов верхней и нижней челюсти

Для иммобилизации отломков им выполнялось подвешивание верхней челюсти по методике В. И. Мелкого, Кюфнера — И. Г. Трофимова В эту группу вошли 14 мужчин (70 %) и 6 женщин (30 %). 5 (25 %) пострадавших были старше 50 лет, трое (15 %) — моложе 20 лет. Большинство пациентов (12) оказались старше 20, но моложе 50 лет (60 %). В группе сравнения 7 (35 %) человек лечились по поводу переломов верхней челюсти по нижнему типу, 11 (55 %) — по поводу переломов по среднему типу и у 2 (10 %) пациентов имел место перелом верхней челюсти по верхнему типу.

Для оценки состояния гигиены полости рта и тканей пародонта применялись индексы Федорова — Володкиной, РМА и CPITN.

Для количественного микробиологического изучения зубного налета мы производили взятие материала с вестибулярной поверхности 16 зуба, для чего использовался стандартный стерильный кружок диаметром 5 мм из фильтровальной бумаги.

Перед определением индексов и взятием бактериологических образцов пациенту предлагалось выполнить стоматологические гигиенические мероприятия по сравниваемым схемам. Стерильные кружки из фильтровальной бумаги помещались на вестибулярную поверхность первого моляра верхней челюсти справа на 10—15 секунд, после чего переносились в 1 мл фосфатно-солевого буферного раствора.
В течение 24 часов с момента забора материал доставлялся в микробиологическую лабораторию кафедры микробиологии, вирусологии и иммунологии СПбГМУ им. акад. И. П. Павлова (завкафедрой — профессор Тец В. В.) В лабораторных условиях производилось титрование раствора, после чего различные разведения высевались на питательные среды.

Результаты исследований

Иммобилизация обвивными трансмаксиллярными швами была выполнена у 57 больных (42 мужчины и 15 женщин). 22 пациента страдали одиночными переломами нижней челюсти различной локализации, 23 — двойными, у 8 был диагностирован тройной перелом; в 4 случаях методика применялась как вспомогательный способ фиксации отломков при остеосинтезе.

Вмешательство выполнялось под инфильтрационной анестезией на верхней и на нижней челюсти раствором лидокаина. В качестве материала для обвивных трансмаксиллярных швов использовалась титановая проволока диаметром 0,5 мм без специального покрытия, прошедшая сухожаровую стерилизацию. Для проведения проволочного шва вокруг нижней челюсти применялась хирургическая игла большого размера. Отверстия в верхней челюсти выполнялись сверлом диаметром 1,7 мм. На титановую проволоку надевались фрагменты подключичных катетеров № 3, которые перемещались в просверленные в кости отверстия для предотвращения прорезывания проволоки.

После выполнения анестезии через проколы кожи в подчелюстных областях с двух сторон вестибулярно и язычно проводилась проволока в области 44—43 и 33—34 зубов. Далее между первым премоляром и клыком верхней челюсти справа и слева просверливались два отверстия в альвеолярном отростке, через которые проводилась проволока. На концы проволоки, выходящие из отверстий в альвеолярном отростке верхней челюсти с вестибулярной стороны, надевались фрагменты подключичного катетера длиной 4—5 см, которые перемещаются в костные каналы. Производится репозиция отломков нижней челюсти, после чего прикус фиксируется в привычном положении путем скручивания концов проволочных лигатур. На область проколов кожи накладывается спиртовая марлевая салфетка, поверх которой накладывается подбородочно-теменная эластическая повязка. По окончании операции больным назначалась местная гипотермия. Схема проведения проволочных лигатур представлена на рисунке 1 .

Рис. 1а. Обвивные трансмаксиллярные швы.

Рис. 1б. Обвивные трансмаксиллярные швы.

Читайте также:  Основные проблемы и лечение зубов мудрости

Для лечения переломов верхней челюсти, которые в клинической практике встречались гораздо реже, использовались различные варианты подвешивания с помощью проволочных лигатур.

Подвешивание верхней челюсти к лобной кости при сохранных зубных рядах.

Применяются те же инструменты и материалы, что и при оперативном лечении переломов нижней челюсти. Кроме того, применяются шурупы-саморезы для остеосинтеза (8 или 10 мм) производства фирм «Конмет» или «Азимут» и проводник Ривердина.

Эндотрахеальный наркоз с интубацией трахеи через нос и местное инфильтрационное обезболивание.

Схема проведения проволочных лигатур представлена на рисунке 2 .

Рис. 2а. Проведение проволочных лигатур при подвешивании верхней челюсти при наличии зубов.

Рис. 2б. Проведение проволочных лигатур при подвешивании верхней челюсти при наличии зубов.

Монолигатурное подвешивание беззубой верхней челюсти к лобной кости.

Материалы, инструменты и обезболивание те же.

Схема проведения проволочных лигатур представлена на рисунке 3 .

Рис. 3а. Проведение проволочных лигатур при монолигатурном подвешивании беззубой верхней челюсти при отсутствии протезов.

Рис. 3б. Проведение проволочных лигатур при монолигатурном подвешивании беззубой верхней челюсти при отсутствии протезов.

Монолигатурное подвешивание верхней челюсти к лобной кости при наличии протезов.

Вмешательство выполняется аналогично способу 2, с тем отличием, что с помощью подвешивающей лигатуры верхняя челюсть подвешивается вместе с протезом, а нижняя челюсть фиксируется к ней (рис. 4) .

Рис. 4а. Проведение проволочных лигатур при подвешивании беззубой верхней челюсти
при наличии съемных протезов.

Рис. 4б. Проведение проволочных лигатур при подвешивании беззубой верхней челюсти при наличии съемных протезов.

Результаты гигиенических и микробиологических исследований

Для исследования и сравнительной оценки различных схем гигиены полости рта у пациентов с различными способами иммобилизации отломков было выделено и обследовано 5 групп пациентов:

  • 35 пациентов, пользовавшихся зубной пастой «Лесная», мануальной зубной щеткой и осуществлявших ирригации полости рта раствором фурацилина, которым накладывались обвивные швы (группа 1);
  • 20 пациентов, пользовавшихся зубной пастой «Лесная», мануальной зубной щеткой и осуществлявших ирригации полости рта раствором фурацилина, которым накладывались назубные шины (группа 2);
  • 35 пациентов, использовавших рекомендуемую схему гигиены полости рта, которым были наложены обвивные трансмаксиллярные швы (группа 3);
  • 20 пациентов, использовавших рекомендуемую схему гигиены полости рта, которым накладывались назубные шины (группа 4);
  • 30 здоровых людей (группа 5) составили контрольную группу.

Бактериологическое обследование выполнялось у 10 человек каждой группы.

В группы включались только пациенты с одиночными и двусторонними переломами нижней челюсти. Пациенты с переломами верхней челюсти и тройными переломами нижней челюсти в исследование не включались в связи с их малочисленностью.

В рекомендуемую схему гигиены полости рта были включены:

  1. Чистка зубов электрической зубной щеткой Braun — Oral-B 3D Exel утром, вечером и после каждого приема пищи.
  2. Для чистки зубов наносить на щетку зубную пасту Colgate Total и гель «Метрогил Дента».
  3. После утренней чистки зубов нанести на зубы и десны гель «Метрогил Дента» на 30 минут, после чего прополоскать рот водой. Аналогичным образом обработать зубы и десны гелем после вечерней чистки зубов, после чего выполнить десятиминутный гидромассаж десен ирригатором.
  4. Можно отметить, что наиболее благоприятно микробиологическая ситуация обстояла у пациентов с обвивными швами, применявших разработанную нами схему гигиены полости рта, а хуже всего — у больных с назубными шинами с зацепными петлями, пользовавшихся мануальными зубными щетками.

Следует также отметить, что как в отношении индексов гигиены, так и по микробиологическим результатам отсутствие массивных проволочных конструкций в полости рта способствовало оптимальному проявлению эффекта гигиенических мероприятий. Динамика индекса CPITN в большей мере определялась применяемым способом иммобилизации, а не схемой гигиены полости рта. Первоначально индекс CPTIN во всех группах, кроме контрольной, увеличивался на 25—30 %. В дальнейшем в группах 1 и 3 он практически оставался неизменным до момента снятия конструкций вне зависимости от применяемых гигиенических мероприятий. Примечательно, что он был несколько ниже в группе 1, хотя различие и не было статистически достоверным (р Выводы

  1. Нами разработана методика лечения переломов челюстей, являющаяся в ряде случаев альтернативой двучелюстному шинированию назубными шинами.
  2. Применение обвивных трансмаксиллярных швов сокращает сроки вмешательства, создает меньший риск травмирования рук хирурга и инфицирования вирусами парентеральных гепатитов и ВИЧ.
  3. Определены четкие показания и противопоказания к иммобилизации отломков челюстей с использованием обвивных трансмаксиллярных швов.
  4. Гигиенические и микробиологические исследования выявили наихудший уровень гигиены полости рта и микробной обсемененности у пациентов с переломами челюстей, которым накладывались назубные проволочные шины. Значительно лучше эти показатели были при применении обвивных трансмаксиллярных швов.
  5. Проведенные исследования выявили оптимальный уровень гигиены полости рта и микробной обсемененности у больных, применявших рекомендуемую схему гигиены полости рта, которая включала использование зубной пасты Colgate Total, геля «Метрогил Дента», электрической зубной щетки ротационно-пульсирующего действия Braun — Oral-B 3D Exel и зубного ирригатора из орального центра Braun.
  6. Профилактика воспалительных осложнений была наиболее эффективной при применении комплекса мероприятий, включающего предлагаемую схему гигиены полости рта и способы иммобилизации.
  1. М. Б. Швырков, В. В. Афанасьев, В. С. Стародубцев. Неогнестрельные переломы челюстей: Руководство. — М.: Медицина, 1999. — 336 с.
  2. А. Э. Гуцан, Ю. И. Бернадский, П. Д. Годорожа и др.; Под ред. А. Э. Гуцана. Челюстно-лицевые операции: Справочник — Витебск: Белмедкнига, 1997. — 400 с.
  3. Хацкевич Г. А., Аветикян В. Г., Соловьев М. М., Трофимов И. Г., Арутюнян Г. Р., Головачук А. А. Консервативные и хирургические методы лечения переломов мыщелкового отростка нижней челюсти // Тезисы докладов 4-й Международной конференции челюстно-лицевых хирургов, СПб., 2000, с. 93—95.
  4. Хацкевич Г. А., Аветикян В. Г., Трофимов И. Г., Арутюнян Г. Р., Головачук А. А., Янченко Е. О. Некоторые аспекты лечения переломов мыщелкового отростка нижней челюсти //Тезисы докладов 15-го заседания научного общества хирургов-стоматологов, СПб., 2000, стр. 3—4.
  5. Хацкевич Г. А., Трофимов И. Г., Соловьев М. М., Аветикян В. Г., Головачук А. А. Клиническое обоснование консервативно-хирургических методов лечения переломов ветви нижней челюсти // Дантист, № 6—7, СПб., 2001, с. 7.

Использование натяжных проволочных конструкций для иммобилизации отломков при переломах нижней и верхней челюстей

Г. А. Хацкевич
д. м. н., профессор, завкафедрой стоматологии детского возраста с курсом челюстно-лицевой хирургии СПбГМУ им. акад. И. П. Павлова (Санкт-Петербург)

В. Г. Аветикян
к. м. н., доцент кафедры стоматологии детского возраста с курсом челюстно-лицевой хирургии СПбГМУ им. акад. И. П. Павлова (Санкт-Петербург)

И. Г. Трофимов
к. м. н., доцент кафедры стоматологии детского возраста с курсом челюстно-лицевой хирургии СПбГМУ им. акад. И. П. Павлова (Санкт-Петербург)

За последние годы и десятилетия неуклонно возрастает количество травматических повреждений, в том числе и челюстно-лицевых. Если в 1960-х годах частота травм костей лицевого скелета составляла 0,3 на 1000 человек населения, то к середине 1970-х этот показатель повысился до 0,4—0,5. Больные с переломами костей лица составляют 20—30 % от общего числа стоматологических стационарных больных. Аналогичную тенденцию отмечает и Ю. Галмош, констатируя постепенное повышение числа госпитализируемых по поводу повреждений челюстно-лицевой области в клинику братиславского университета в период с 1950 по 1970 г.

От общего числа пострадавших с травмой челюстно-лицевой области изолированные повреждения мягких тканей составляют 9,9—13,5 %, в то время как переломы костей лицевого скелета — от 86,5 до 88,2 %. Среди переломов костей лицевого скелета наиболее часто встречаются переломы нижней челюсти, как изолированные, так и с повреждением других костей лица. По данным Б. Д. Кабакова и В. А. Малышева, у 75,5 % пострадавших были диагностированы переломы нижней челюсти, а переломы верхней — у 5,2 % от общего числа. Приблизительно такое же соотношение переломов костей лицевого скелета констатирует и Т. М. Лурье. По ее данным в это время на долю переломов нижней челюсти приходится около 70 %, на долю повреждений верхней челюсти — 7 %, на долю переломов скуловых костей и костей носа — по 10 % соответственно.

Читайте также:  Все о зубных имплантах фирмы ICX (Германия)

Говоря о возрастном составе пострадавших с переломами челюстей, следует отметить, что в большинстве случаев (70 %) их возраст составляет 20—40 лет. Кроме того, следует подчеркнуть, что продолжает нарастать удельный вес переломов (особенно нижней челюсти) у наиболее трудоспособной части мужского населения. Омоложение контингента больных с переломами челюстей становится еще одной проблемой практической медицины.

Материал и методы исследований

По нашим наблюдениям, травматические повреждения костей лицевого скелета имеют большой удельный вес в числе пациентов челюстно-лицевых стационаров. Это подтверждается данными годовых отчетов отделения ЧЛХ городской многопрофильной больницы № 2. Так, за период с 2000 по 2012 г. процент пациентов с травмой челюстно-лицевой области колебался в среднем между 20 и 25 %. При этом доля пациентов с переломами верхней и особенно нижней челюсти составляла около 80 %.

Приведенные цифры свидетельствуют, что проблема лечения больных с травматическими повреждениями челюстей была и остается актуальной как в течение второй половины двадцатого столетия, так и в начале ХХI века. При этом удельный вес переломов челюстей (70—80 % от общего числа пострадавших), по данным различных авторов, оставался неизменным.

За период с 2000-го по 2012 год процент пациентов с травмой челюстно-лицевой области колебался в среднем между 20 и 25%. При этом доля пациентов с переломами верхней и особенно нижней челюсти составляла около 80%

Применяемая в настоящее время для лечения переломов челюстей методика двучелюстного шинирования имеет наряду с большим количеством достоинств ряд недостатков, самыми существенными из которых являются негативное воздействие на пародонт и значительное снижение уровня гигиены полости рта в период фиксации прикуса. При этом двучелюстное шинирование необходимо далеко не во всех случаях переломов верхней и нижней челюсти. Эти обстоятельства подтолкнули нас к поиску альтернативных методов фиксации отломков челюстей, которые не производили бы такого отрицательного эффекта и обеспечивали адекватную иммобилизацию, позволяя в некоторых ситуациях не прибегать к шинированию. Предлагаемый способ лечения (получен патент на изобретение РФ № 2269318, разработка 2007 года) сможет заменить шины в случаях переломов без значительного смещения фрагментов челюстей, а также при остеосинтезе (как вспомогательный метод).

За время проведения исследований в период с 2001 по 2005 гг. с использованием обвивных трансмаксиллярных швов по поводу переломов нижней челюсти было прооперировано 139 пациентов. Из них мужчины составили 97 (69,78 %) человек, женщины — 42 (30,22 %). Большинство больных было в возрасте от 20 до 50 лет — 113 (81,3 %) человек. Старше 50 лет оказались 9 (6,5 %) пострадавших; младше 20 лет — 17 (12,2 %) обратившихся за помощью.

В исследуемую группу вошли больные с одиночными, двойными и двусторонними переломами нижней челюсти. Группу сравнения составили пациенты с повреждениями нижней челюсти, которым выполнялось двучелюстное шинирование как самостоятельный способ фиксации отломков. Эта группа насчитывала 42 человека. Из них 31 (73,81 %) — мужчины, 11 (26,19 %) — женщины. Возраст большинства пациентов оказался в пределах от 20 до 50 лет: 29 (69,1 %) человек. Моложе 20 лет были 7 пациентов (16,6 %). Старше 50 лет — 6 пострадавших (14,3 %).

Параллельно проводилась разработка методов иммобилизации отломков у пациентов с переломами верхней челюсти. За время исследования такие вмешательства выполнены у 22 человек. Из них 16 (72,72 %) — мужчины, 6 (27,28 %) — женщины. Распределение по возрасту выглядело следующим образом: большинство пациентов входило в возрастную группу от 20 до 50 лет, ее численность составила 13 человек (59,09 %). Шестеро были старше 50 лет (27,28 %), а трое моложе 20 лет (13,63 %). 8 человек обратились за помощью по поводу переломов верхней челюсти по нижнему типу (36,36 %). 10 больных было прооперировано по поводу переломов верхней челюсти по среднему типу (45,45 %). Четверо пострадавших было госпитализировано по поводу переломов верхней челюсти по верхнему типу (18,19 %). 20 пациентов составили группу сравнения.

Методика двучелюстного шинирования имеет ряд недостатков и ее необходимо использовать далеко не во всех случаях переломов верхней и нижней челюсти

Для иммобилизации отломков им выполнялось подвешивание верхней челюсти по методике В. И. Мелкого, Кюфнера — И. Г. Трофимова В эту группу вошли 14 мужчин (70 %) и 6 женщин (30 %). 5 (25 %) пострадавших были старше 50 лет, трое (15 %) — моложе 20 лет. Большинство пациентов (12) оказались старше 20, но моложе 50 лет (60 %). В группе сравнения 7 (35 %) человек лечились по поводу переломов верхней челюсти по нижнему типу, 11 (55 %) — по поводу переломов по среднему типу и у 2 (10 %) пациентов имел место перелом верхней челюсти по верхнему типу.

Для оценки состояния гигиены полости рта и тканей пародонта применялись индексы Федорова — Володкиной, РМА и CPITN.

Для количественного микробиологического изучения зубного налета мы производили взятие материала с вестибулярной поверхности 16 зуба, для чего использовался стандартный стерильный кружок диаметром 5 мм из фильтровальной бумаги.

Перед определением индексов и взятием бактериологических образцов пациенту предлагалось выполнить стоматологические гигиенические мероприятия по сравниваемым схемам. Стерильные кружки из фильтровальной бумаги помещались на вестибулярную поверхность первого моляра верхней челюсти справа на 10—15 секунд, после чего переносились в 1 мл фосфатно-солевого буферного раствора.
В течение 24 часов с момента забора материал доставлялся в микробиологическую лабораторию кафедры микробиологии, вирусологии и иммунологии СПбГМУ им. акад. И. П. Павлова (завкафедрой — профессор Тец В. В.) В лабораторных условиях производилось титрование раствора, после чего различные разведения высевались на питательные среды.

Результаты исследований

Иммобилизация обвивными трансмаксиллярными швами была выполнена у 57 больных (42 мужчины и 15 женщин). 22 пациента страдали одиночными переломами нижней челюсти различной локализации, 23 — двойными, у 8 был диагностирован тройной перелом; в 4 случаях методика применялась как вспомогательный способ фиксации отломков при остеосинтезе.

Вмешательство выполнялось под инфильтрационной анестезией на верхней и на нижней челюсти раствором лидокаина. В качестве материала для обвивных трансмаксиллярных швов использовалась титановая проволока диаметром 0,5 мм без специального покрытия, прошедшая сухожаровую стерилизацию. Для проведения проволочного шва вокруг нижней челюсти применялась хирургическая игла большого размера. Отверстия в верхней челюсти выполнялись сверлом диаметром 1,7 мм. На титановую проволоку надевались фрагменты подключичных катетеров № 3, которые перемещались в просверленные в кости отверстия для предотвращения прорезывания проволоки.

Читайте также:  Из чего сделать пломбу для зуба в домашних условиях

После выполнения анестезии через проколы кожи в подчелюстных областях с двух сторон вестибулярно и язычно проводилась проволока в области 44—43 и 33—34 зубов. Далее между первым премоляром и клыком верхней челюсти справа и слева просверливались два отверстия в альвеолярном отростке, через которые проводилась проволока. На концы проволоки, выходящие из отверстий в альвеолярном отростке верхней челюсти с вестибулярной стороны, надевались фрагменты подключичного катетера длиной 4—5 см, которые перемещаются в костные каналы. Производится репозиция отломков нижней челюсти, после чего прикус фиксируется в привычном положении путем скручивания концов проволочных лигатур. На область проколов кожи накладывается спиртовая марлевая салфетка, поверх которой накладывается подбородочно-теменная эластическая повязка. По окончании операции больным назначалась местная гипотермия. Схема проведения проволочных лигатур представлена на рисунке 1 .

Рис. 1а. Обвивные трансмаксиллярные швы.

Рис. 1б. Обвивные трансмаксиллярные швы.

Для лечения переломов верхней челюсти, которые в клинической практике встречались гораздо реже, использовались различные варианты подвешивания с помощью проволочных лигатур.

Подвешивание верхней челюсти к лобной кости при сохранных зубных рядах.

Применяются те же инструменты и материалы, что и при оперативном лечении переломов нижней челюсти. Кроме того, применяются шурупы-саморезы для остеосинтеза (8 или 10 мм) производства фирм «Конмет» или «Азимут» и проводник Ривердина.

Эндотрахеальный наркоз с интубацией трахеи через нос и местное инфильтрационное обезболивание.

Схема проведения проволочных лигатур представлена на рисунке 2 .

Рис. 2а. Проведение проволочных лигатур при подвешивании верхней челюсти при наличии зубов.

Рис. 2б. Проведение проволочных лигатур при подвешивании верхней челюсти при наличии зубов.

Монолигатурное подвешивание беззубой верхней челюсти к лобной кости.

Материалы, инструменты и обезболивание те же.

Схема проведения проволочных лигатур представлена на рисунке 3 .

Рис. 3а. Проведение проволочных лигатур при монолигатурном подвешивании беззубой верхней челюсти при отсутствии протезов.

Рис. 3б. Проведение проволочных лигатур при монолигатурном подвешивании беззубой верхней челюсти при отсутствии протезов.

Монолигатурное подвешивание верхней челюсти к лобной кости при наличии протезов.

Вмешательство выполняется аналогично способу 2, с тем отличием, что с помощью подвешивающей лигатуры верхняя челюсть подвешивается вместе с протезом, а нижняя челюсть фиксируется к ней (рис. 4) .

Рис. 4а. Проведение проволочных лигатур при подвешивании беззубой верхней челюсти
при наличии съемных протезов.

Рис. 4б. Проведение проволочных лигатур при подвешивании беззубой верхней челюсти при наличии съемных протезов.

Результаты гигиенических и микробиологических исследований

Для исследования и сравнительной оценки различных схем гигиены полости рта у пациентов с различными способами иммобилизации отломков было выделено и обследовано 5 групп пациентов:

  • 35 пациентов, пользовавшихся зубной пастой «Лесная», мануальной зубной щеткой и осуществлявших ирригации полости рта раствором фурацилина, которым накладывались обвивные швы (группа 1);
  • 20 пациентов, пользовавшихся зубной пастой «Лесная», мануальной зубной щеткой и осуществлявших ирригации полости рта раствором фурацилина, которым накладывались назубные шины (группа 2);
  • 35 пациентов, использовавших рекомендуемую схему гигиены полости рта, которым были наложены обвивные трансмаксиллярные швы (группа 3);
  • 20 пациентов, использовавших рекомендуемую схему гигиены полости рта, которым накладывались назубные шины (группа 4);
  • 30 здоровых людей (группа 5) составили контрольную группу.

Бактериологическое обследование выполнялось у 10 человек каждой группы.

В группы включались только пациенты с одиночными и двусторонними переломами нижней челюсти. Пациенты с переломами верхней челюсти и тройными переломами нижней челюсти в исследование не включались в связи с их малочисленностью.

В рекомендуемую схему гигиены полости рта были включены:

  1. Чистка зубов электрической зубной щеткой Braun — Oral-B 3D Exel утром, вечером и после каждого приема пищи.
  2. Для чистки зубов наносить на щетку зубную пасту Colgate Total и гель «Метрогил Дента».
  3. После утренней чистки зубов нанести на зубы и десны гель «Метрогил Дента» на 30 минут, после чего прополоскать рот водой. Аналогичным образом обработать зубы и десны гелем после вечерней чистки зубов, после чего выполнить десятиминутный гидромассаж десен ирригатором.
  4. Можно отметить, что наиболее благоприятно микробиологическая ситуация обстояла у пациентов с обвивными швами, применявших разработанную нами схему гигиены полости рта, а хуже всего — у больных с назубными шинами с зацепными петлями, пользовавшихся мануальными зубными щетками.

Следует также отметить, что как в отношении индексов гигиены, так и по микробиологическим результатам отсутствие массивных проволочных конструкций в полости рта способствовало оптимальному проявлению эффекта гигиенических мероприятий. Динамика индекса CPITN в большей мере определялась применяемым способом иммобилизации, а не схемой гигиены полости рта. Первоначально индекс CPTIN во всех группах, кроме контрольной, увеличивался на 25—30 %. В дальнейшем в группах 1 и 3 он практически оставался неизменным до момента снятия конструкций вне зависимости от применяемых гигиенических мероприятий. Примечательно, что он был несколько ниже в группе 1, хотя различие и не было статистически достоверным (р Выводы

  1. Нами разработана методика лечения переломов челюстей, являющаяся в ряде случаев альтернативой двучелюстному шинированию назубными шинами.
  2. Применение обвивных трансмаксиллярных швов сокращает сроки вмешательства, создает меньший риск травмирования рук хирурга и инфицирования вирусами парентеральных гепатитов и ВИЧ.
  3. Определены четкие показания и противопоказания к иммобилизации отломков челюстей с использованием обвивных трансмаксиллярных швов.
  4. Гигиенические и микробиологические исследования выявили наихудший уровень гигиены полости рта и микробной обсемененности у пациентов с переломами челюстей, которым накладывались назубные проволочные шины. Значительно лучше эти показатели были при применении обвивных трансмаксиллярных швов.
  5. Проведенные исследования выявили оптимальный уровень гигиены полости рта и микробной обсемененности у больных, применявших рекомендуемую схему гигиены полости рта, которая включала использование зубной пасты Colgate Total, геля «Метрогил Дента», электрической зубной щетки ротационно-пульсирующего действия Braun — Oral-B 3D Exel и зубного ирригатора из орального центра Braun.
  6. Профилактика воспалительных осложнений была наиболее эффективной при применении комплекса мероприятий, включающего предлагаемую схему гигиены полости рта и способы иммобилизации.
  1. М. Б. Швырков, В. В. Афанасьев, В. С. Стародубцев. Неогнестрельные переломы челюстей: Руководство. — М.: Медицина, 1999. — 336 с.
  2. А. Э. Гуцан, Ю. И. Бернадский, П. Д. Годорожа и др.; Под ред. А. Э. Гуцана. Челюстно-лицевые операции: Справочник — Витебск: Белмедкнига, 1997. — 400 с.
  3. Хацкевич Г. А., Аветикян В. Г., Соловьев М. М., Трофимов И. Г., Арутюнян Г. Р., Головачук А. А. Консервативные и хирургические методы лечения переломов мыщелкового отростка нижней челюсти // Тезисы докладов 4-й Международной конференции челюстно-лицевых хирургов, СПб., 2000, с. 93—95.
  4. Хацкевич Г. А., Аветикян В. Г., Трофимов И. Г., Арутюнян Г. Р., Головачук А. А., Янченко Е. О. Некоторые аспекты лечения переломов мыщелкового отростка нижней челюсти //Тезисы докладов 15-го заседания научного общества хирургов-стоматологов, СПб., 2000, стр. 3—4.
  5. Хацкевич Г. А., Трофимов И. Г., Соловьев М. М., Аветикян В. Г., Головачук А. А. Клиническое обоснование консервативно-хирургических методов лечения переломов ветви нижней челюсти // Дантист, № 6—7, СПб., 2001, с. 7.
Ссылка на основную публикацию